Переживание развода — боль и тупик, или возможность роста..

Переживание развода — боль и тупик, или возможность роста..

Как женщины переживают развод? Что помогает им вынести сильную душевную боль и страдание, какие они находят в себе внутренние точки опоры?

Конечно, каждый человек уникален, уникальны его переживания, а значит и способы оказания ему психологической помощи. Однако, у женщин есть и универсальные свойства души, те которые характерны для многих из них. А значит, опыт одного человека может быть полезен другому человеку. Исходя из этих соображений, я расскажу вам о том, как переживала ситуацию развода одна моя клиентка.

Что же с ней произошло? История такая: её звали Женя, женщина зрелого возраста, 31 год, на тот момент она состояла во втором браке, имела двоих детей (мальчика десяти лет и девочку четырёх лет), ждала третьего (25 неделя беременности). Вторая и третья беременности были не запланированы. До рождения второго ребёнка по её ощущениям в семье всё было благополучно. После рождения девочки, муж Алексей стал реже бывать дома, потом начались ссоры. Во время конфликтов Алексей предъявлял Жене претензии, суть которых была в том, что она стала меньше уделять ему время, и в том, что он из-за игр и шума детей не может спокойно отдохнуть после работы. Однажды муж не пришёл ночевать без объяснения причин, потом эти уходы из дома стали более продолжительными (2-3 дня), и, в конце концов, Алексей прямо сказал Жене, что у него есть другая женщина.

Хотя Женя и предполагала что-то в этом роде, однако признание мужа привело её в состояние шока, она восприняла поступок мужа как предательство себя, семьи и детей, как глубокое личное оскорбление и обиду. Её эмоциональное состояние, и так не стабильное из-за беременности, резко ухудшилось. В женской консультации ей посоветовали обратиться к врачу-психотерапевту, который поставил Жене диагноз депрессия, однако, учитывая её положение, медикаментозного лечения он ей не назначил, а порекомендовал обратиться к психологу.

Первый месяц (4 встречи раз в неделю) наша консультативная работа продвигалась очень тяжело. Каждый раз происходило одно и то же: Женя приходила в подавленном эмоциональном состоянии, потом она начинала плакать, жалеть себя и жаловаться на мужа, упрекать и обвинять его. Было видно, что страдания причиняют ей сильную душевную боль. Она вновь и вновь говорила, что мир вокруг неё рухнул и теперь ничего хорошего она от жизни не ждёт, иногда к ней приходили мысли о том, что смерть может избавить её от мучений. Тяжелее всего ей было переносить боль от «предательства» мужа и страх остаться одной. В целом, она ощущала себя как «жертву», и это ощущение не отпускало её.

Помогать Жене мне было нелегко, потому что, по моим ощущениям, сколько бы я ни давал ей поддержки и утешений, этого всегда было не достаточно. Нужно было искать какой-нибудь другой способ оказания ей психологической помощи.

Во время одной из наших встреч, я предложил Жене провести совместную консультацию с Алексеем. Мы встретились втроём, однако и здесь наша работа не продвинулась. Конструктивного диалога между супругами не произошло, так как в тот момент оба они переживали сильную обиду друг на друга, с каждой стороны выдвигались обвинения. Никто из них не захотел услышать другого, каждый был занят собой, своей болью. В конце консультации Алексей сказал, что ему помощь психолога не нужна.

Наша консультативная работа снова зашла в тупик, и я понял, что надо искать и пробовать другую стратегию оказания психологической помощи клиенту. На шестой консультации я спросил Женю, что происходит с её детьми, как они переживают конфликт между родителями. Она оживилась и обстоятельно стала рассказывать о своих детях, было видно, что она сильно беспокоится о них, хочет им помочь пережить эту семейную бурю. Я предложил ей привести на консультацию детей. Она согласилась.

Таким образом, дальнейшая работа стала проходить в форме семейных консультаций и продолжалась ещё два месяца, до того момента когда Женя легла в роддом. На этих встречах мы по большей части обсуждали Жениных детей, с каждым из которых я познакомился и подружился. Дети с удовольствием шли на контакт. Во время консультаций Женя периодически снова становилась в позицию «жертвы», она начинала плакать, жаловаться на мужа и обвинять его. Вести конструктивное обсуждение причин супружеского кризиса, признавать свой вклад в создавшуюся ситуацию она была не готова. В этих случаях я каждый раз деликатно старался перевести её внимание и наш разговор на её детей, и их психологические потребности. С трудом, но она переключалась.

Познакомившись со всеми членами семьи, мне стало более понято душевное состояние Жени, переживания её не только как женщины, от которой ушёл муж, но и её переживания как матери. Оказалось, что материнство – это самая сильная сторона Жени, её основная ценность в жизни. Рожая, растя и заботясь о детях, она чувствовала себя живой, настоящей. Она видела в этом смысл жизни и своё предназначение. Именно поэтому измена Алексея уязвила её в самое больное место. Женя поняла, что они разошлись с мужем в главном, он не захотел полностью посвящать себя детям, он захотел значительную часть своей жизни посвятить себе самому. Женя не могла даже и предположить, что в жизни человек имеет право и может сделать такой выбор. Позицию Алексея она не принимала и осуждала. Поэтому возможностей наладить отношения с мужем на тот момент не оставалось. Дело подходило к разводу.

Примерно через три месяца от начала нашей консультативной работы семейная ситуация изменилась. Женя благополучно родила девочку. Честно говоря, я думал, что психологические консультации на этом и прекратятся. Однако уже через месяц после родов Женя снова с той же регулярностью и обстоятельностью вместе с новорождённой девочкой и остальными детьми, стала посещать консультации психолога.

Дальнейшая работа продолжалась ещё полгода (по 3-4 консультации в месяц). Моя стратегия оказания ей психологической помощи не изменилась, на встречах мы продолжали обсуждать её детей, их психологические особенности, потребности и затруднения. Теперь уже Женя сама редко заговаривала об Алексее, а если заговаривала, то это были всё те же обвинения и упрёки.

Через десять месяцев с начала нашей работы ситуация вновь сильно поменялась. Состоялся развод. Сам судебный процесс прошёл спокойно, на эмоциональном состоянии Жени он сильно не отразился. К тому времени депрессия у неё прошла, она стала часто бывать в весёлом расположении духа, много шутила, на будущую свою жизнь смотрела с тревогой, но оптимистично. Более того, Женя вновь начала осознавать себя как женщину, она стала знакомиться с мужчинами, и ходить на свидания. На консультациях она стала заговаривать об отношениях с мужчинами, о возможности в будущем устроить свою личную жизнь. Прежде всего, её интересовал вопрос, есть ли у неё шансы найти мужчину для серьёзных отношений, который принял бы её с детьми.

На одной из встреч Женя рассказала, что дальше она готова попробовать жить сама, без систематической поддержки психолога. Мы подробно это обсудили и решили наши регулярные консультации завершить. В дальнейшем мы стали встречаться один раз в два-три месяца, но со временем и эти консультации прекратились.

Что помогло Жене справиться с трудной жизненной ситуацией? На какие собственные ресурсы она опиралась? Прежде всего, она не замкнулась в себе, пошла к людям, стала искать у них помощи и поддержки. Как я уже говорил, самая развитая и сильная часть души Жени были её материнские способности. Она с лёгкостью носила, рожала, воспитывала и заботилась о своих детях. Отдавалась этому процессу она полностью, часто даже забывая про себя. В общем, я воспринимал её как «маму по призванию», одарённую большим природным талантом в этой области. И именно эта часть её души и являлась для неё одновременно как источником сильнейшей боли в ситуации распада семьи, так и огромным стимулом для продолжения жизни. Именно забота о детях, радость от общения с ними и вытянули её из глубокого личностного кризиса, позволили ей излечиться от депрессии, и пережить развод.

Проработала ли она тему своего развода, сделала ли она «работу над ошибками», пришла ли к осознанию причин своего «невезения в любви»? Думаю, что нет. Смогла ли она избавиться от чувства обиды на мужа, смогла ли простить и «отпустить» его? Тоже нет. Но у неё и не было такого запроса на глубокую психотерапевтическую проработку своих затруднений во взаимоотношениях с людьми. Чего же она хотела от психолога? Запрос на получение психологической помощи был у неё такой: «помогите мне пережить развод». Именно эту помощь она и получила.

Наша консультативная работа с Женей длилась почти год. А сколько времени нужно человеку, чтобы справиться со своими переживаниями в ситуации развода? У всех по-разному, однако, существует мнение, что люди переживают развод в среднем до трёх лет. Но бывает и так, что некоторые люди как бы «застревают» на своих болезненных чувствах и могут находиться в таком состоянии 8-10 лет и дольше. Некоторые психологи говорят, что помимо юридического развода, существует и так называемый «эмоциональный развод». Поэтому встречаются такие ситуации, когда люди разводятся юридически, но эмоциональный развод не происходит у них долгие годы. В этом случае они нуждаются в глубокой психотерапевтической проработке своих затруднений. По опыту знаю, что люди делают это не часто.

При написании данной статьи имена людей и некоторые несущественные обстоятельства этой истории были мною изменены в целях сохранения конфиденциальности информации о клиенте.

Основные услуги

Основная моя деятельность сосредоточена на психологической помощи. В зависимости от возникших сложностей вы можете выбрать, что вам больше подходит:

Контакты

Консультации и группы проходят по предварительной записи. Индивидуальные и семейные консультации проходят по адресу:

Адрес: Санкт-Петербург,
ул. Восстания, д. 4.
Телефон: +7(812)921-10-47
E-mail: pavel@kuporov.ru

Карта проезда

Контакты психолога в СПб